Первая информация о M&A межрегионального оператора «Сибирские сети» и активов «Норильск Телеком» появилась в мае 2015 года. Саму сделку закрыли осенью того года. Но абоненты в городах Красноярского края, несмотря на смену собственников, всё ещё пользуются услугами провайдера под брендом «Мультима». Кардинальные изменения новые владельцы запланировали на осень этого года. Между тем, в 22 городах присутствия «Сибирские сети» — серьёзный игрок, успешно конкурирующий с федеральными и локальными операторами. О том, что ожидает рынок ШПД и платного ТВ в Красноярске с приходом нового игрока мы поговорили с коммерческим директором ООО «Сибирские сети» Сергеем Вепренцевым.

— Итак, что же ожидает, в первую очередь, абонентов в Красноярском крае, которые сейчас пользуются услугами «ОптиксТела», «Примы Телесеть» и «Норкома»?

— В Красноярске очень много игроков, и нет ярко выраженного монополиста. До конца года жители получат, как минимум, качественно нового игрока на рынке. Мы принесём технологии, которые опробованы и обкатаны на других городах. По результатам исследования красноярского рынка мы выявили его сильные и слабые стороны. Наша задача — усилить их в положительном ключе: абоненты получат новые услуги, которых ещё нет в регионе и новый уровень сервисного обслуживания. На сети будет меньше аварий, соответственно, клиентам меньше придётся сталкиваться с технической поддержкой. Сейчас мы производим замену оборудования, которое кое-где уже устарело, проводим модернизацию сети. Также расширяем пакет телевидения, который, как мы увидели, был на уровне где-то 2005 года. Пока не буду озвучивать конкретику, скажу лишь, что в течение двух-трёх месяцев абоненты заметят серьёзные изменения. У нас есть определённая стратегия, и, я думаю, абоненты увидят её своими глазами, когда мы её реализуем.

В целом, могу сказать, что по рынку Красноярска уровень сервсисности ниже, чем на рынке Новосибирска и Кемерово. На мой взгляд, это недопустимо для такого мегаполиса как Красноярск. Мы выжмем максимум, чтобы поднять этот показатель.

— Во всех регионах присутствия «Сибирских сетей» действует один тариф на ШПД — 300 рублей за 100 Мбит/сек и одно пакетное предложение — ШПД плюс IP-ТВ за 450 рублей. В Красноярске стоит ждать такого же уровня цен?

— Жители большинства городов пользуются единым тарифом. Но каждый рынок уникален. Красноярск, в том числе, поэтому с чуть более хитрой схемой мы зайдём на рынок. При этом принципы простоты в тарифной политике сохранятся. Равно как и в качестве сервиса. Например, если абонент заходит в «Личный кабинет» из своей квартиры, то ему не нужно вводить пароль. Система видит, откуда идёт абонент, и не спрашивает у него пароль. Авторизация проходит по конкретному адресу. Есть сервисы, которые предугадывают действия абонента. При звонке в кол-центр, клиент может ещё не успеть задать вопрос, а мы уже видим, какая у него проблема, и предлагаем вариант решения.

Что касается тарифной политики по городам края, то единого тарифа не будет. В каждом из городов будут свои тарифы, но где-то они будут совпадать.

— Красноярские абоненты всё же довольно избалованы уровнем сервиса и услуг. Несколько сильных региональных операторов здесь периодически «устраивают революции» в плане услуг и предлагают то, чего раньше не было. Видите ли вы кого-то из них своим конкурентом, на которого стоит равняться или стараться перегнать?

Сергей Вепренцев
Сергей Вепренцев, коммерческий директор ООО «Сибирские сети»

— Конечно, мы смотрим на рынок: где-то что-то заимствуем, где-то у нас перенимают. Но равняемся, в первую очередь, на себя. В Красноярске мы пока еще не увидели компанию, на которую можно равняться. Возможно, получится наоборот, что местные компании будут брать пример с нас. Не в текущем состоянии, конечно, так как это точка старта. Я думаю, где-то полгода-год нам потребуется, чтобы всё развернуть на 100%. Через год мы должны быть в ТОП-3 по предоставлению услуг и сервисов. Через два года — первыми.

Я говорю не об абонентской базе, так как нам потребуется время для строительства новых сегментов сети. Вообще, по статистике, девять из десяти новых подключений — это переподключение от других операторов. Тех людей, кто не пользовался ШПД — их почти нет. Это единичные случаи, когда пенсионеры, например, в силу продвинутости детей подключают интернет-услуги. Есть ещё новостройки, но их реально не так много. Поэтому операторам нужно конкурировать между собой сервисом, качеством и ассортиментом услуг, потому что потребитель уже всё попробовал. И, по умолчанию, у него нет желания менять своего поставщика услуг. Оно появляется в ряде случаев, таких как авария, грубость сотрудника компании. То есть, если оператор сам дал повод абоненту выйти из своего нормального состояния. Наш рынок сложный, насыщенный и высоко конкурентный. Но тем интереснее в нём работать! Мы же работаем давно и иллюзий о лёгкости входа на рынок не питаем. У нас есть уверенность в перспективе набора своей доли в Красноярском крае и в приучении жителей к высоким стандартам сервиса.

— В Красноярске, как, наверное, и в других городах России, периодически возникают ситуации, когда управляющие компании или ТСЖ не пускают операторов в новые дома. То требуют много денег за вход и размещение оборудования, то просто находят отговорки, чтобы на доме работал только один провайдер. Насколько готовы к такой ситуации?

— Мы в ней находимся уже лет десять. Кардинальных подвижек пока, к сожалению, нет. Государство сейчас выдвигает инициативы, запрещающие брать плату с операторов за доступ в дом. Но пока неизвестно — выльется ли это в закон или нет.

Логика ТСЖ простая — в доме есть 2-3 оператора, все берут ШПД. Зачем нам четвёртый? И тут уже вопрос переговоров.

— В последнее время абонентов пугают «законом Яровой-Озерова». Мол, не будет частной жизни, да и плата за интернет поднимется. Да и сами операторы высказываются, что им вставляют палки в колёса. Какова твоя позиция по этому поводу?

— Закон сформулировал некие требования к отрасли в целом. Игроки сейчас через диалог пытаются понять, что всё же требуется, и как построить работу, чтобы и интересы государства учесть, которые понятны, и соотнести их с возможностями операторов. Я не согласен с формулировской про «палки в колёса». Государство занимается обеспечением безопасности и предлагает решения, которые видит возможными. И все нововведения идут по одному пути. Тот же «чёрный список сайтов» уже действует не первый год. Сначала была инициатива по запрету противоправных сайтов. Оператор блокирует сайты, допустим, с пропагандой наркомании. Тут же появляются те, кто кричит про ограничение свободы слова. Хотя, когда наркодилеров отправляют в места лишения свободы, никто же не кричит, что свободного человека закрывают. В итоге ситуацию с благими намерениями подают, как то, что сейчас всех заблокируют.

Или вспомним инициативу по WiFi подключениям в общественных местах. Тоже кричали, что «мы все умрём». На деле ни у кого проблем авторизация по SMS проблем не вызывает. Так же и с законом Яровой будет. Есть инициатива по хранению данных. Пока непонятно, какие именно инструменты для этого понадобятся, поэтому интерпретировать можно по-разному. Если будет решение, что со своей стороны операторы должны будут хранить данные, то надо будет смотреть на объём. Мы вот для Skype считали, какое потребуется оборудование для видеозаписи и картинок. Получилось на 180 миллионов рублей! Это существенная сумма. Но возможно речь в законе идет не о хранении контента, а о хранении IP-адресов или ещё чего-то. А может государство будет хранить всё на своей стороне. Отрасль сейчас ждёт разъяснений. В зависимости от решения будут разные варианты развития событий. Например, «большая четвёрка», через которую проходит огромный объём трафика, уже выступила с предложением ввести дикий налог в размере 1%, за счёт которого государство будет строить ЦОДы и собирать данные.

Так вот, по поводу того, лягут ли затраты на абонента. Операторы — это бизнес-единицы, которые зарабатывают деньги. Доходы с неба не падают. Оператор инвестирует в том случае, если видит точку будущего заработка. Входя в новые дома мы понимаем, что сейчас нужно потратить миллион рублей, который завтра не появится. Но он появится в будущем. Ситуация, когда мы увеличиваем набор серверов для хранения данных, которые мы никому не продадим — это не инвестиция. Это затраты. И если будет вариант именно такой, то эти затраты лягут в том числе и на абонентов.

— Но некоторые красноярские операторы, например, монетизируют свои дата-центры. Они продают услуги хостинга и коллокейшен абонентам.

— У нас тоже есть свой дата-центр. Правда, услуги коммерческого хостинга как таковой пока нет. Есть индивидуальные варианты, но это не массово. Это всё же больше сегмент B2B.

В Красноярске сегмент B2B хорошо, кстати, развит. Мы видим свои силы здесь в предоставлении услуг межрегиональным клиентам, офисы которых расположены в городах нашего присутствия.

Добавлю ещё, что «Норильск Телеком» является экспертом в спутниковом сегменте. И мы будем прорабатывать такие ниши, как шахты, карьеры, отдалённые районы. Можно сказать, что это наше преимущество. Сибирь большая, и есть много отдалённых уголков, где должна появиться связь.

— А что насчёт резервирования магистральных каналов?

— Мы работаем с пятью магистральными операторами. Присоединение у нас во всех городах присутствия. И отдельно между городами у нас есть ещё один канал, который может использоваться в качестве резерва и выступает для передачи данных внутренних сервисов.

— А можешь озвучить тренды, которые наблюдаются в Сибири на данный момент?

— В первую очередь, это телевидение. Государство вкладывает деньги в развитие цифрового телевидения. Оно доступно по эфиру в первых двух мультиплексах. И эти 20 каналов уже закрывают потребность определённой аудитории. Кабельное ТВ не может предложить никаких дополнительных сервисов, поэтому люди отключаются от кабельного и уже ни к какому оператору не подключаются. Спасение операторов — в интерактиве. Нужен набор сервисов, который недоступен на эфире.

В части ШПД мы видим движение к «трубе». То есть, провайдера уже можно сравнить с поставщиком элекроэнергии. Потребителя сейчас интересует сам факт наличия услуги. Количество мегабит уже ценности не несёт. Да, есть вариант с развитием сервисов, например, телевидения 4K, которое потребует большую пропускную способность. Но на текущий момент сервисы потребляют 30-50 Мбит/сек. Этого хватает большинству абонентов. Мы сейчас даём в едином тарифе 100 Мбит/сек, а когда посмотрели, сколько реально клиенты потребляют, то оказалось, что 80% абонентов достигают скорости максимум 20 Мбит/сек. Ещё часть до 50 Мбит/сек дотягивали, и, буквально, несколько процентов в своём потреблении реально достигали 100 Мбит/сек. Это реальная статистика потребления скорости ограниченной не технической составляющей, а именно потребностями пользователя. Операторам нужно будет искать новые сервисы на «трубе». Тот же «интернет вещей», который сейчас на Западе активно развивается. Мы сейчас тоже смотрим на рынок и рассматриваем новые варианты.

Добавить комментарий