В сентябре этого года оператор «МегаФон» изменил стратегию рекламной кампании. После полугода продвижения с помощью Стивена Сигала и многолетнего слогана «Будущее зависит от тебя» в компании пересмотрели стратегию. Теперь исполнители Ёлка и Burito внушают абонентам, что всё «начинается с тебя». Насколько удачной станет новый вектор развития – мы увидим в ближайший год, но пока что сделанные в прошлом ставки оператора на развитие той же передачи данных себя оправдали.

Естественно, мы не могли пройти мимо этих изменений, и как только представилась возможность пообщаться о новых продуктах, о ситуации на рынке и будущем телеком-сегмента с представителем оператора «без галстуков», сразу же ей воспользовались. Своим видением поделился директор сибирского филиала ПАО «МегаФон» Андрей Шишковский.

О ПО и регионах

Андрей Шишковский
Андрей Шишковский, директор сибирского филиала ПАО «МегаФон»

— Если вы придёте в любой салон и скажете продавцу, что пользуетесь четырьмя мессенджерами и спросите его сколько гигабайт вам взять, он затруднится вам ответить, так как всё зависит от частоты использования, от того, что вы там делаете. Именно поэтому мы уходим от парадигмы продажи гигабайт, минут и SMS в сторону потребностей клиентов, продажи конечного сервиса. Перед запуском линейки тарифов «Включайся!» мы проанализировали профили потребления 2 миллионов наших клиентов с помощью Big Data. И сформировали линейку, отражающую потребности: пользуешься WhatsApp и Telegram – вот тебе на них безлимит, смотришь Youtube – включаем трафик на видео-сервисы.

— А вы сами какими приложениями пользуетесь?

— Теми, которые экономят время. Жизнь постоянно ускоряется, а интернет позволяет это время спасти. Я пользуюсь сразу несколькими мессенджерами и, думаю, рано или поздно появится агрегатор, в котором сообщения из всех приложений будут в одном окне. Это напрашивается, так как информации поступает много, и приходится вспоминать, в каком же мессенджере это было.

— А какой из них наиболее популярен? Есть данные, что в европейской части России превалирует WhatsApp, а в восточной части — Viber.

— На самом деле даже Сибирь в этом плане неоднородна. По нашим данным Viber заметно популярнее в Красноярском крае, Хакасии и Тыве. Притом в республике Тыва доля Viber 63%, в Красноярске и Хакасии – около 17%, а в Новосибирске, например, менее 1%. Доля WhatsApp в Тыве 13%, в Красноярске – 43%, в Хакасии – 47%. А в остальных регионах Сибири доля WhatsApp под 80%. Сложно точно сказать с чем это связано, но думаю, что сыграла роль возможность через Viber звонить, тогда как в WhatsApp эта опция появилась позже. Люди поняли, что, купив пакет дата-трафика, можно использовать его для голосовых вызовов. Плюс возможно сказалось то, что проникновение смартфонов в Красноярске — одно из самых высоких в Сибири.

— А вообще в Красноярске есть какие-то особенности поведения абонентов?

— С точки зрения потребления услуг особой разницы между регионами нет. Естественно, финансовое состояние региона влияет. А вот технологии везде одни и те же. Причем не только в городах-миллионниках – в Сибири, к примеру, сети LTE и в райцентрах построены. В России в принципе сотовая связь уникальна тем, что, если новая технология появилась, она достаточно быстро масштабируется на всю страну. Все-таки первая сеть LTE в России была построена именно в Сибири.

А вот на наш подход к работе местность действительно накладывает отпечаток. Например, Сибирь заставляет быть более внимательным к планированию ресурсов, к срокам. В Томске, например, мы строим сеть для нефтяников на Васюганских болотах. Завозить

оборудование туда можно только по зимникам. На один месяц с логистикой не угадал – и все, будешь строить сеть только через год. Цена ошибки очень высока.

— Если мы заговорили про цену управленческих решений, то перевод колл-центра в Кемерово не скажется на абонентах?

— А вы знаете, что ваши звонки и раньше обрабатывали операторы из Кемерова? Часть специалистов колл-центра находились в Новосибирске, часть – в Кузбассе и система автоматически распределяла звонки между ними исходя из нагрузки. Сейчас мы сосредоточили всех специалистов колл-центра в Кемерове, в два раза увеличив там штат. Так что наши абоненты этих изменений даже не заметят.

О Норильске

— Это единственный город в Сибири, который до недавнего времени полностью обеспечивался связью только через спутниковые каналы. А в этом случае, сколько ни строй, как ни оптимизируй, скорость передачи данных не сможет сравниться с оптоволокном. Сейчас в Норильске появился широкополосный интернет и ситуация начинает меняться.

— А вы не участвовали в стройке от Уренгоя?

— Как инвесторы, нет. Но покупать канал будем. Пока мы смотрим, как там всё работает, как ВОЛС покажет себя в обслуживании в тундре, будем тестировать. От спутника полностью мы не откажемся, потому что канал нужно резервировать, чтобы абоненты в любой ситуации были на связи.

О рынке

— Если посмотреть на телеком в России, то это один из самых продвинутых рынков. Качество связи у нас очень высокое, даже выше чем во многих странах мира. Например, не во всех государствах в принципе есть LTE, у нас сеть работает даже в небольших райцентрах. А с точки зрения цены, дешевле России только Иран, где цены регулируются государством.

Например, в Великобритании вклад телеком-сегмента в ВВП на уровне 7%. В России пока где-то 3%, и мы видим в этой истории потенциал. Телекому в нашей стране есть куда развиваться, тем более сейчас везде звучит повестка государства о цифровой экономике. Уверен, что мы будем одним из драйверов этого роста.

— Проникновение мобильных устройств растёт с каждым днём. Смогут ли они заменить привычные ПК и ноутбуки?

— На 100% — нет. Убежден, что ПК и лэптопы до конца не уйдут, безусловно смартфоны и планшеты дают скорость реакции, но какую-то объёмную работу делать в них неудобно. Сейчас растет сегмент фаблетов — смартфонов с большим экраном. Недавно в самолете заметил, что многие пассажиры смотрят фильмы с телефонов, хотя раньше почти все сидели с планшетами.

— А насколько велика проблема с обеспечением покрытия в новых микрорайонах? Ведь места же реально под размещение антенно-мачтовых сооружений нет.

— Этот вопрос постоянно находится на контроле. Наши технические специалисты объезжают территории, мы анализируем жалобы абонентов, независимые компании делают свои замеры. Мы знаем все свои проблемные участки, и ищем для них решения. Не всегда вопрос с покрытием решается только стройкой очередной «вышки». Иногда достаточно оптимизацию сделать, перенастроить оборудование, перенаправить секторы антенн. Если выясняем, что без новой базы никак, то ищем под нее место. Это действительно непросто, особенно если в районе нет подходящих административных или коммерческих зданий. На жилые дома вставать со станциями очень трудно – нужно получить согласие собственников, и бывает, на это уходит не один год из-за различных предрассудков. В таких случаях ищем поблизости альтернативные варианты, потому что качество связи для нас в приоритете.

Например, есть решения в виде опор двойного назначения, когда на фонарном столбе или на рекламной конструкции размещено оборудование оператора.

О конвергенции

— Проект с «Дом.ru» продолжается. Скидка на домашний интернет и ТВ для наших абонентов – еще одна «дополнительная ценность», которая помогает нам удерживать свою базу. Мы видим устойчивый спрос на услугу, хоть она и не массовая, своего клиента нашла.

— А по примеру «Дом.ru», с местными крупными провайдерами будете строить партнёрство?

— Надо понимать, технологически соединить две системы очень сложно. Нужно сделать определённую стыковку биллинга одного оператора с другим. И это тоже стоит денег. А у каждого локального игрока, зачастую, системы от разных вендоров. И тут с федеральным оператором проще, так как стыковка требует меньше финансовых вливаний.

О «законе Яровой»

— На текущий момент это пока не повлияло на бизнес, но если закон примут в том виде, в котором он сейчас существует, это будет очень сильный удар по отрасли. В своей нынешней редакции закон неисполним. В том числе потому что на его реализацию требуется примерно три годовых выручки оператора. И по существу есть много вопросов. Например, будет у нас Чемпионат мира по футболу, и 100 миллионов россиян зайдут на определённый ресурс и посмотрят матч России с кем-нибудь. Закон предполагает, что 100 миллионов копий этого матча операторам надо хранить. Зачем? Сейчас мы в диалоге с правительством, оно должно разработать подзаконные акты, как это всё должно действовать. Я думаю, разум восторжествует. Мы понимаем, что безопасность – первоочередная задача, но есть ли смысл перекладывать ее на частный бизнес?

О роуминге

— Есть три вида роуминга. Один из них — международный, который будет всегда. Абонент приезжает в другую страну и подключается к другому оператору. Там нашей сети нет, и мы платим немалые деньги другому оператору за то, что он обслуживает нашего абонента. Это не регулируется никем и ничем, поэтому зарубежные операторы пытаются дополнительно заработать на иностранных абонентах.

Есть понятие национального роуминга, когда абонент уезжает в другой регион России и подключается к сети другого оператора. Этого вида роуминга в России у нас нет. Во всех субъектах федерации у МегаФона построены свои сети, кроме Крыма, где нет ни одного российского оператора, нет частот и мы физически не можем оказывать там услуги.

И есть внутрисетевой роуминг, но у каждого оператора «большой тройки» уже есть тарифы, которые позволяют перемещаться без роуминга по России. Если нас регулятор заставляет убрать роуминг полностью, то это должно отразиться на ценах дешевых тарифов. Сегодня безроуминговым пространством уже пользуются клиенты определенных тарифов. И в него уже заложена стоимость «приземления» звонка, допустим, из Хабаровска в Москву.

— Подождите, но вы же закладываете в тариф несколько услуг. Это и интернет, и голосовая связь и SMS. И абонент не использует весь пакет, проговорив часть минут, использовав часть дата-трафика. А денежная часть неиспользованная разве не покрывает расходы на роуминг?

— Как раз из-за того, что не все абоненты используют пакеты на 100% и удается нам держать низкие цены. Посчитайте сами, например, тариф «Включайся! Общайся» стоит 450 рублей, в него входит 700 минут, 12 Гб интернета, безлимитные соцсети и мессенджеры, при этом себестоимость вызова на другого оператора 95 копеек за минуту. Если предположить, что абонент выговорит весь пакет общаясь с клиентами других операторов, то мы окажемся в минусе на 215 рублей только из-за интерконнекта, не считая себестоимости интернета. По нашей статистике, люди с определённым профилем потребления услуг чаще ездят за пределы домашнего региона. А те, кто покупает самый минимальный пакет, путешествуют намного реже. Зачем им тогда платить за роуминг?

Об инвестициях и 5G

— Ежегодно мы инвестируем в инфраструктуру около 50-60 млрд рублей. Инвестиции в развитие сети нужны всегда – технологии не стоят на месте. Было бы здорово прийти к вендору и сказать: «Ты продай мне 10G, мы сразу построим и все». Но так не бывает, к сожалению.

— Наш регион в распределении этих инвестиций имеет преференции?

— Красноярский край — хороший регион, он входит в ТОП-10 рынков по стране, и инвестиции сюда мы вкладываем постоянно. Это наша позиция. По итогам 2017 года, мы построили в регионе сотни базовых станций LTE. С точки зрения роста трафика, мы в крае наблюдаем двухзначные темпы. За год динамика составляет 40-50%. На собственном примере могу сказать, что совсем недавно мне хватало 5 Гб трафика. Сейчас мое потребление выросло до 12 Гб, потому что тяжелеет контент и все большим количеством сервисов я пользуюсь в телефоне.

— Но даже для таких объемов не нужен 5G. Традиционный вопрос от скептиков – кому и зачем нужны такие скорости?

— Когда в 2008 году появилась сеть 3G, казалось, что она не заполнится никогда. Ещё 10 лет не прошло, уже LTE развивается. И когда мы эту сеть строили, многие думали, зачем такие скорости? А сегодня это массовая услуга. Смартфоны почти все поддерживают эту технологию, и потребление трафика продолжает расти. Общество движется в сторону единой цифровой экосистемы, где основную роль играет качественный и быстрый сервис передачи данных, интернет вещей. 5G изменит ассортимент предоставляемых услуг, а пользователи получат услуги, которые не возможны были в сетях предыдущих поколений. Не за горами то время, когда автомобили будут ездить с помощью интернета. Такие разработки уже есть и нам нужно для этого развивать сети. Потребуется не только обеспечить скорость в несколько Гбит/сек, но и максимально быстрый отклик.

И мы начинаем экспериментировать с 5G, хотя официально такого стандарта ещё нет. «МегаФон» уже получил разрешение госкомиссии для создания тестовых зон 5G на Чемпионате Мира по футболу 2018. Это будет первое тестирование 5G в нашем видении. Посмотрим, какие это даст результаты. Возможно, лучшие наработки мы представим в Красноярске на Универсиаде-2019.

Добавить комментарий